Апдейт к рассказу о хендлинге…

 
 

 

Итак, с момента написания рассказа прошло полтора года… За это время мы успели закрыть Юного Чемпиона России, Чемпиона России, Чемпиона НКП и Грандчемпиона России…

 

В первую очередь, я выражаю самую глубокую благодарность нашей заводчице Ирине за то, что благодаря ей у нас есть наша сладкая девочка Муха. Нашей первой учительнице Яне Авдюшиной, которая с нами занималась на заре выставочной карьеры, которая учила нас азам науки хендлинга. И нашему доброму ангелу, дрессировщице и нынешнему хендлеру Ольге Нечаевой, которая помогла нам закрыть титул чемпиона национального клуба. Девочки, если бы не вы – мы бы точно ничего не добились. Может, для кого-то эти полтора года - очень долго. Но не для нас. В конце концов, долго запрягали, но - хорошо проскакали.

 

А теперь мне хочется вспомнить самые сладкие победы и самые обидные поражения, которые были в нашей выставочной карьере. Нет, не подумайте, она еще не закончена. Просто не будет больше марафонских забегов по выставкам, жуткого волнения, страшных разочарований, когда, выходя с ринга, говоришь себе: «Все, мы больше никогда не будем выставляться, уходим на диван! Хватит!»

 

…Итак, как все начиналось… Долго и нудно ходили мы по выставкам, честно стояли в расстановке, но все никак нам не удавалось взять первый юниорский САС. Я уже, было, отчаялась. Ира настоятельно мне рекомендовала забить на самолюбие и взять постоянного хендлера. Только – фигу! Мы сами с усами. Мне ж все надо самой, зря, что ли Яна с нами занималась? Долго ли, коротко ли… Пригласила нас Ирина на дачу, на майские праздники на шашлыки. А заодно – и на выставку в славный город Александров, что на границе Московской и еще какой-то области. Едем. Замечательно проводим время в обществе Ириной семьи и ее многочисленных собак и котов. И вот – день выставки. Приходим – бац, а там – все те же лица, с которыми мы выставлялись в Москве… Красивые, надо сказать, лица-то… Ну, думаю, ладно – опять в расстановочке постоим, и привет… Однако, чем-то, видать, мы зацепили госпожу эксперта. Пробежка (ага, Муха скачет, как конь бельгийский), стойка (как же! опять прыжки), еще пробежка. Пробежка на пару со знакомой нам красавицей шоколадкой, и…. ПОБЕДА! Наш первый ЮСАС!!! Дальше – сравнение с кобелем. Пробежка по кругу, пробежка параллельно, стойка… Эксперт чешет в затылке и… отдает нам лучшего юниора породы! А дальше – дальше еще интереснее… В сравнении на ЛПП мы выступали с нашей мамочкой Рубильником! Эксперт в недоумении: «Две одинаковые собаки… Я не знаю, я не могу понять, кому отдать ЛПП… Они одинаковые!» Чей-то голос из-за ринга: «Так это мама и дочка!» Эксперт принимает соломоново решение – отдает ЛПП Рубильнику со словами: «Сегодня ЛПП – мама, а в следующий раз будет дочка». К сожалению, больше под этого эксперта мы не попадали ни разу, хотя очень было бы интересно – вспомнила бы она нас или нет?

Через пару недель снова едем на выставку. Собак немного, надо сказать… В юниорах – мы одни, так что вторую саску получили легко и без проблем. Я бы и не вспомнила об этой выставке, однако,  саской дело не закончилось. В тот день мы получили ЛПП, а также выиграли группу, что характерно – у знакомого голдена. В бесты выходили трижды – в юниорский, в группу и в общий. К последнему бесту бедная собака уже ничего не хотела, она тихо засыпала в ринге. Да, в общем, и мне уже было ничего не надо – выставка для нас и так была триумфальной. Добавлю только, что под этой же экспертом мы получили спустя год свою первую взрослую САСку, и тоже после долгих хождений «в расстановочку».

 

Потом… потом мы как-то уже привыкли к выставкам, это стало чем-то естественным – раз в две-три недели, с перерывом на зиму и лето – вперед. Но волноваться я так никогда и не переставала, хотя умные люди говорили, что в какой-то момент становится все равно. Нет, мне все равно не было никогда. Я могла быть совершенно спокойна за 15 минут до ринга, но выходя в этот квадрат перед лицом эксперта – я теряла свое лицо. Ручки дрожат, ножки дрожат, в глазах – круги, ринговка трясется, передавая эти колебания на другой конец, Мухе, которая тоже начинает трястись вместе со мной… Наверное со стороны – невыносимо забавное зрелище. Видимо, поэтому на крупные выставки я твердо решила отдавать Муху хендлеру. С Яной не сложилось. Не потому, что я не хотела или она. Просто у нее всегда были другие собаки, на постоянной, а не временной основе. Ни в коем случае не хочу в этом ее упрекать, наоборот, выражаю искреннюю благодарность.

Потом были и победы, и поражения. Были и обидные поражения. Помню, как на одной крупной монопородке мы не вошли в расстановку из-за… кликера. Мало того, что в то время у меня было достаточно смутное представление о том, как им пользоваться, так я еще и не знала, что в Англии на выставках его использование просто запрещено. Об этом мне потом сообщили по секрету организаторы выставки, добавив, что собака очень понравилась эксперту, и в расстановку не попала только по причине кликера… На самом деле, я даже не очень и расстроилась, т.к. в тот момент совершенно не планировала походы по монопородкам за титулом.

 

Так оно и продолжалось… Мы благополучно ходили по выставкам «собственными силами», закрыли российское чемпионство. О монопородках я не мечтала и не думала, пока… Пока судьба не свела нас с Мухой с потрясающим дрессировщиком и замечательным человеком – Ольгой Нечаевой. Муха влюбилась в нее сразу, основательно и навсегда. Мы ходили к Ольге на дрессировку, она корректировала наш «замечательный» хендленг, ругая меня на чем свет стоит. В то же время мне пришло в голову, что просто необходимо записать собаку на националку и еще одну монопородку, которую будет судить наш известный российский эксперт-породник. Ну просто так, ну посветиться-показаться. Нет, мы ни на что не рассчитывали, так, для себя шли… Такими были мои малодушные мысли, которыми я заранее успокаивала себя на случай поражения.

И вот – день националки. Мы с Мухой тренируемся перед выходом в ринг. Что творит собака – ни в сказке сказать, ни пером описать. Ольга смотрит на все это безобразие со стороны. Надо сказать, что материлась она в этот момент уже не очень тихо. Я – почти плакала, что не могу справиться с собственной собакой. В конце концов, не выдержав, Ольга подходит к нам, молча забирает у меня ринговку со скачущей на другом конце Мухой и идет в ринг вместо меня. Ничего не оставалось делать, как наблюдать за процессом со стороны. А процесс оказался более, чем достойным! Мы выиграли класс! И вот тут – тут взыграло ретивое. Я решила, что мы «добьем» титул. Через неделю – опять победа. Под тем самым породником. Получаем «лучшую суку окраса» со словами: «Собака – отличная, хендлера (то есть меня) – удавить». Как приказ. Как приговор. Обжалованию не подлежит. Привести в исполнение.

А еще спустя время – Россия. Точнее, монопродка на России. Тут уж не было смысла кочевряжиться и строить из себя бог знает что, тешить иллюзиями свое самолюбие… С самого начала договорилась с Ольгой, что она ее выставит – нужна последняя победа, и все! И… победа была! Мои нервы не выдерживали, глядя в ринг на Ольгу с Мухой, я плакала и восхищалась. Полное взаимопонимание, песня, феерия! Это была не моя собака, моя – просто не умеет так выставляться, а тут – слова все кончились, еще не начавшись. И в результате – мы выиграли класс, мы все – Ольга, Муха, ну… и я немножечко… - сделали ЭТО! Вот он, итог полуторагодовалого труда, волнений, слез радости и огорчений… Ира, мы сделали то, что обещали тебе!

Вы думаете, это все? Что с выставками покончено? Ну уж нет! Выставки – это наркотик, раз подсев – бросить уже трудно, даже если иногда очень хочется. Поэтому – вот отдохнем, и – снова. Зачем? А там посмотрим, зачем. Время – покажет.

 

 
 

назад