РЕТРИВЕР ДИВАННЫЙ

Ну, если вы считаете, что собаке спать на кровати не положено – то мне с вами говорить вообще не о чем. Так как вы не знаете самого главного, вам не открылся еще своеобразный дзен и вы не познали великого счастья – настоящего сна!

Мы, как и большинство, сначала делали умное выражение лица и не пускали нашу первую лабрадорку Дашу на диван. А она – она и не пыталась. Ибо прошлые хозяева тоже были строгих правил. Однако в один прекрасный осенний день (он, в самом деле, был прекрасным, так как это было началом) я замерзла. И с большим трудом затащила эту рыжую морду к себе под бочок. Сначала, как приличная девушка, Даша пыталась возражать. Но потом сообразила, что в кровати – оно мягче, удобнее. И опять же, как приличная девушка, можно спать головой на подушке. С возрастом наша Рыжая стала профессиональным снотворным. У нее четко отработан ритуал заползания на диван, укладывания – со вздохами, причмокиваниями, раздумьями, как бы умастить свою толстенькую попку на вот этот маленький кусочек. Устроившись, она удовлетворенно вздыхает, кладет голову на передние лапы, подставим тебе под руку шелковую спину. Этакий живой подлокотник. Через пять минут, поглаживая собаку, ты засыпаешь блаженным сном.

Потом появилась Муха. Это шустрое и проворное существо ни секунды не сомневалось, что ей на диван – можно. И нужно. Всегда. В любом его, дивана, состоянии. Если диван сложен – то можно летать с сиденья на спинку, а со спинки – на пол, на Дашу. Можно на этой спинке спать, устроившись вдоль. А можно – с высоты наблюдать за тем, что происходит в комнате и коридоре. И главное – эта верхняя полка всегда свободна. Так как никто, кроме нашей летучей Мухи, этого высокогорного лабрадора, на нее не претендует.

Если диван в состоянии «для сна», то сразу по назначению он не используется. Ибо это – Дашина работа. Муха же спит с нами тогда, когда она сама этого хочет. А хочет она обычно, когда Даша уже устроилась около нас. Тогда она залезает с другой стороны, кладет морду нам на ноги, тоже вздыхает и тихо засыпает. Через 5 минут начинает раздаваться похрюкивание – Мухе хорошо. Потом ей становится жарко, и она уходит на балкон. Второе пришествие Мелкой на диван происходит утром. Даша в это время уже перебирается в ноги. А Муха – укладывается калачиком на подушку, утыкается мордочкой мне в шею и начинает мурлыкать, как кошка. В этот момент – даже если и надо уже вставать – не хочется даже шевелиться! Так это сладко и доверчиво! Спи, Мушенька, мурлычь.

Кстати, если Даша не любит, когда ее используют в качестве подушки – она тут же громко и демонстративно вздыхает и уходит, то Муха – совершенно не возражает. А уж подушка она отменная! Теплая, меховая, уютная и очень покладистая. Да еще и со звуковым сопровождением – тем же мурлыканием. Как колыбельная.

Если два лабрадора на двуспальном диване с хозяевами – это еще как-то можно понять. Хотя нас не понимают и удивляются – как же мы помещаемся. То третья собака – на взгляд нормального человека – в такой ситуации уже явный перебор. Возможно. Но не для нас.

Третья собака появилась. Это - золотой ретривер Грэта. Будучи настоящий блондинкой не по масти, а по сути, она мгновенно поняла, что диван – это самое главное место в доме. А значит – оно ее. И цель жизни – это место себе отвоевать. Нет, никакой борьбы за территорию не было! Блондинки получают все сразу, благодаря только взмаху длинных рыжих ресниц. Взгляд – и весь мир, в том числе и два лабрадора, у ее ног. Справедливости ради, надо сказать, что не все было так просто. Муха даже не сопротивлялась. Она, как истинный лабрадор – мудрый, уравновешенный и исключительно дружелюбный – просто поделилась местом с младшим. Подумаешь! Диван большой, все поместятся. А если нет – то хозяева просто могут немножко подвинуться. На коврик. А Инь и Янь – Муха и Грэта – с удовольствием будут спать на подушке, обнявшись, как сладкая парочка, и приняв совершенно одинаковые позы.

Даша же – Даша поначалу восприняла это нахальное вторжение Лохматой, как беспардонное посягательство не только на ее территорию, но и на ее законную, хорошо оплачиваемую работу. Мало того, что Рыжая  четко бдит свое личное пространство, так тут еще и молодежь понабежала! Ишь, ходют тут, воркуют и гадют… Первое время Даша вообще рычала и сгоняла Грэтку с дивана. Нечего! Чуть позже – под давлением тех самых ресниц и Мухиного немого укора: «Даш, мы ж лабрадоры! Имей совесть, поделись с ближним!» смилостивилась. Теперь это происходит так. Ложится кто-то на диван. Затем приходит на работу Даша. С дежурным вздохом. Потом – аккуратно втекает Муха и прижимается толстым бочком. Последняя – взлетает Грэтка. Ложится, разумеется, вплотную к Мухе – с ней тепло, уютно и спокойно, как с мамой родной. Даша же, находясь по другую сторону от лежащего, начинает ворчать себе под нос. Конечно, никто на нее внимания не обращает. Как правило, она тут же и успокаивается. Но иногда – встает  и демонстративно уходит. Не царское это дело – делить ложе с еще двумя четвероногими! Однако, если остается – то выглядит это дело так. В середине, как две селедки в бочке – хозяева. С одной стороны – Даша. Занимая собой все небольшое пространство. С другой – Муха, калачиком, мордой на человеке. И в ногах или в середине сверху – лохматая Грэта.

Первой делается жарко Мухе. Она традиционно уходит. Потом – потом стекает Грэта. Это «утекай» надо видеть! Сползают с дивана передние ноги. Едва дотянувшись до пола, собака зависает. Всё – на диване, передние лапы – на полу. А Грэта – Грэта, открыв рот, смотрит телевизор. Висеть так она может долго. Потом еще немного проползает вперед – на диване остаются только «окорочка». И опять – зависание. Потом стекает и попа с хвостом и Грэта удаляется тоже на балкон. Муха же перебирается на свое место под диван. Так, чтоб из-под дивана торчала только толстенькая попа – типа, голову спрятал, меня не видно. И вот в такой вот диспозиции нас всех застает глубокая ночь…

Чтоб утром – первой проснулась Лохматая, прибежала к нам в серединку, устроив свое гибкое тельце между нами. Уляжется кверху пузом и затихнет – ласкайте меня! Потом – потом прискачет счастливая Муха, прихватив по дороге мой тапочек. Бросит его на диван, подбежит, вылижет все лицо, с упоением, от всей души! Потом – разбудив, уляжется в ногах досыпать. И последняя – медленно и неспешно, зевнув во всю глотку, проснется Даша. Вздохнет, сходит попить, вернется на свое место на подушке, которую кто-нибудь уже непременно освободит, и будет тоже досыпать дальше. Даша – невозмутима!

Бред? Баловство? Несоблюдение иерархических ценностей и стайных отношений? Возможно. А возможно – это просто наш выбор. И нам – хорошо. В окружении этих трех очаровательных девчонок – шелковой рыжей Дашки, шерстяной черной Мухи и меховой золотой Грэтки. Таких разных по характеру, наощупь (даже во сне четко знаешь, кого гладишь), но таких одинаково любимых!

назад >>