Будни и праздники хвостатых Орхидамушек (в формате дневника)

 

Просто мыслишки и фразочки…

Если собака – отражение своего хозяина, то тогда мне понятно, почему Муха – «раба желудка».

Если сравнивать эмоциональность голденов и лабрадоров, то лабрадор – это фейерверк, а голден – это серенада.

Овчарка работает по периметру участка, чтобы ни один посторонний не попал на территорию. Лабрадор работает по периметру кухни, чтобы ни один кусок не упал на пол.

...особый шарм их интерьеру придавали небрежно разбросанные по дивану дремлющие ретриверы...

Лабр - понятен и искренен. Голден - артист и фокусник.
Лабра можно похлопать по плечу, голдену надо делать реверанс.
Лабр пойдет за вами всюду, голден подумает, на самом деле ли ему это надо.
Лабр будет любить вас ни за что, просто за факт вашего существования. Голден будет любить вас ни за что, а также за то, что вы его сильно любите.
Голдены украшают мир, лабрадоры делают его счастливым.

Часть 1. 2011- февраль 2012. >>
Часть 2. Март 2012. >>

Часть 3. Апрель-май 2012. >>
Часть 4. Лето 2012. >>

Часть 5. Осень 2012. >>
Часть 6. Зима 2012-2013 >>
Часть 7. Март-апрель 2013 (до родов) >>

Часть 8. Апрель-сентябрь 2013 (дневник ГРунят=Грэтка+Рунька) >>
Часть 9. Октябрь 2013 - первая половина 2014 г.

19 октября. Не стареют душой ветераны...

Не сочтите за кощунство использование этой строчки из песни в отношении выставок собак… Только что прочитала на ФБ переводную статью про ринги ветеранов. Зацепило. Сильно зацепило, т.к. дома – своих таких двое. Одна сидит на диване, другая – да, выставляется по классу ветеранов.

В комментах к статье одна из владелиц написала так: «К сожалению, некоторые это начинают понимать лишь тогда, когда это коснулось их самих. Мои самые любимые классы: бебики-наше будущее и ветераны-наша гордость. А на крупных выставках никому из них не находится даже маленькой розеточки...» Как же я с ней согласна!

Да, бэбики и ветераны. И понимаешь это тогда, когда твоя собака дорастает до ветерана... Победы в титульных классах, вспышки фотоаппаратов и поздравления – не спорю, это потрясающе, это здорово, приятно и правильно. Но... когда в ринг выходит ветеран – это что-то особенное. И то, что испытывает владелец и хендлер этого ветерана – описать словами трудно... Но это - ни с чем несравнимое чувство! Собака, твоя любимая, пожилая – она снова тут, в ринге. Их за плечами столько, что уже и посчитать трудно. Были и победы, и поражения, и минуты триумфа. Но это, сейчас – совершенно другое. Это абсолютное и полное единение двух существ – человека и собаки. И – все равно на результат! В этот момент неважно ни место, ни выход в бэст, ни даже оценка. Результат ни на что, т.е. совершенно ни на что не влияет. Ни на прошлое, ни на будущее. Важно только одно – процесс и удовольствие. Обоих.

2013 год. Крупная монопородная выставка. Перевожу в ринге кобелей. Доходит очередь до класса ветеранов. Их – всего трое. Всем – за 10 лет. У них за плечами – громкие победы, череда роскошных потомков и – бесконечная любовь их хозяев. Которую видно. Которая как ток, только зримо, передается по ринговке из одного конца в другой. И глядя на это – трудно сдержать слезы. На выставке был кобель, для которого этот выход в ринг оказался последним. Хозяйка, словно чувствуя это, пригласила на выставку заводчицу кобеля. Заводчица специально приехала из другой страны! И когда эта пара вышла в ринг – все вокруг словно изменилось. От них обоих – хозяйки и кобеля – шла такая невероятная и мощная энергетика, такая колоссальная волна любви и  трогательности, что ее хватало на всех! Ей богу, мне трудно было переводить, т.к. я смотрела на них – и едва сдерживала слезы.

Моя Мушь вышла в ветераны чуть меньше полугода назад. То, что мы пережили за последнее время, а особенно, за эту весну и лето – отдельная история. Но мы выдрались из лап болезней-операций и снова вышли в ринг. Как тогда. Как давно. Как много лет назад, когда поход на выставку был для нас чем-то нормальным и естественным. И вот – ринг ветеранов. Боже, моя девочка была так рада, когда на нее снова надели ринговку! Она все помнит. Она снова в строю! Породный мы с удовольствием пропрыгали. И получили от эксперта описание – очень жизнерадостный и темпераментный ветеран! Что может быть лучше и приятнее? В бэсте – я только слышала слова ведущего: «Так поддержите же старшее поколение! Посмотрите, в какой они роскошной форме!» Да! Нам, ветеранам, по большому счету, уже ничего и не надо – только поддержка и возможность еще раз пробежать этот круг почета, чтоб почувствовать, что мы еще – ого-го! Мы еще очень даже вполне! И еще кое-что можем!

Так что, господа, не отворачивайтесь от ринга ветеранов. Они – достойны вашего внимания. Правда-правда. И их хозяева – тоже.

 

10 сентября. Про грибы…

Или как Настя по грибы ходила.

В общем, было это много-много лет назад, в глубоко дособачной жизни. Даже больше, еще с первым мужем и дочкой-крошкой. Вот такой же приятный и мягкий сентябрь, компания из трех семей с детьми-ровесниками и жуткая жажда приключений, совместно проведенного выходного и… грибов! Детей мы тогда оставили на бабушек, а сами – в две машины – поехали в лес. Из нас шестерых – трое были заядлыми грибниками, разбирающимися в грибах, зонах их произрастания, применения и т.д. Двое – просто любили лес, не заблуждались и вполне могли помочь. И только я – лох позорный. Чтобы заблудиться, мне достаточно трех сосен. А грибы – ну, возможно, белый от поганки я еще и отличу. А вот тот же белый от подосиновика – уже нет. Не говоря обо всем остальном. К тому же, в листве – ничего не вижу, в состоянии наступить на что угодно – в силу близорукости и собирательского скудоумия. Однако поперлась…

Чтоб была понятна вся запущенность случая, опишу только один момент. В красках. Кажется, я уже где-то это рассказывала… В общем, остановились на передохнуть. Вышли – мальчики направо, девочки налево. Вдруг подруга зовет: «Смотри, какой белый!» И показывает на огромное бревно. Смотрю. В упор ничего не вижу. Потом – вижу огромный, роскошный, как с картинки, мухомор. Отвечаю: «Какой белый? Ты что? Это ж мухомор!» Ага, выпендрилась. Она мне: «Ты с ума сошла? Черт с ним, с мухомором. Вот же рядом, огромный белый! Ты посмотри!» А я – хоть тресни, мухомор – вижу. Белый – не вижу. Пока подруга меня носом в него не ткнула. Угу. Огромный. Сантиметров 7 в высоту и такая же в диаметре шляпка. Красивущий! Прям из книжки Сутеева. И расстояние между грибами – локоть. Теперь понятно, да, какой из меня грибник?

Поначалу предполагалось, что, поскольку толку от меня в лесу – ровно ноль, оставить меня около машин. Караулить костер, приготовить что-нибудь поесть, ну и вообще – «дежурить в лагере». Но прогулка обещала быть долгой, а поджарить десяток сосисок – это ровно 15 минут, я поплелась следом за подругой. Самой, надо сказать, продвинутой в плане собирательства, знания леса и вообще ориентирования на местности. Она, честная душа, согласилась на мою компанию.

Дальше это выглядело так. Идем на расстоянии 3 метров друг от друга. Ленка – со знанием дела шебуршит палочкой в листве, что-то собирает. А я – через каждые 10 метров ору. Лен! Иди сюда! Это кто? Берем или поганка? Подосиновик, ага. Беру. Через 10 метров – снова по новой. В конце концов, Ленке это надоело, и она-таки отправила меня нафиг к машинам. Где я и провела остаток прогулки. Зато не заблудилась! Ребята принесли туеву кучу грибов. Мой тогдашний муж – тоже разжился. Меньше, чем остальные, конечно. Но он и собирал в одиночку, без помощи второй половины. Так что все по-честному. С тех пор на сборы грибов я забила окончательно. Зато совершенно спокойно их потом по полночи чищу и отвариваю. Угу. Отрабатываю.

 

10 сентября. Собака-терапевт.
Лежу умираю от мигрени. Нет, с собаками, конечно, погуляла, как положено. И даже их накормила. И снова легла. Т.к. голова болит так, что глаза открыть больно. Оказывается, давления нет. Упало ниже плинтуса и подняться не может. Как и я. Или я, как и оно. Не суть. Приходит Мушь. Ложится под бочок. Прижимается всей спиной ко мне и – начинает лечить. Причем, видно, что она именно пришла лечить, а не просто так поваляться. Она сосредоточена, серьезна и преисполнена долгом. И – в самом деле. Минут через 15 мне делается чуть легче, даже могу выцарапаться из кровати и заняться делами. А Мушь – Мушь осталась еще полежать и отдохнуть. Она устала. Но свой долг – выполнила.

 

14 августа. Купальщицы…


Ну, наконец-то! Сегодня сложился тот день, когда две мои пенсионерки открыли купальный сезон. Ибо "то лапы ломит, то хвост отваливается". То у Даши артрит, то Мушь – после операции, простуды и прочих прелестей... То жара такая, что до пруда по солнцепеку бабуль тащить – невмоготу. А сегодня... УУУ!

– Ну что, пошли купаться? – девочки в недоумении приподняли брови. Явно, они не поверили своим ушам. Купаться! Это забытое слово! Грэта-то тут приходила мокрая, выкупанная. Но это ж молодежь. А тут – мы, бабули!
Пристегиваю поводки, выходим на поляну. От избытка чувств Мушь начинает забытые игры в перетягивание поводка, резвится, куда-то пытается бежать. Сама не знает куда. Даша упорно тянет. Хотя место заплывов уже давно забыто. Веду их на пруд. Там как раз воду залили – чисто, свежо. Спуски новые, хорошие. В любом месте заходи – не ошибешься. Веду на другую сторону, чтоб потом они со двора к пруду не сбегали.

Подходим к воде. Дашка аж заскулила от вожделения. Мушь подрагивает всем телом в нетерпении. Отстегиваю карабины. Муха – как пуля – выстреливается в воду. Ей не нужны ни игрушки, ни даже камушки. На морде написано неземное блаженство, удовольствие, радость. Глаза светятся. Фыркает, явно и всем своим существом Муха ловит кайф!
Даша – как пожилая тетушка. Заходит, гукает, окунается, проплывает буквально 2 метра и – на мелководье. Ходит по колено, только чтоб до пузика чуток доставало. Плавать она не хочет. Ну и не надо ей – артрит – дело опасное. Лучше не переохлаждать немолодые суставы.

Муха еще раз плывет за брошенным камушком. Зову ее на берег. Для первого раза тоже достаточно. Не так давно мы еще мучались всякими бяками. Тоже не стоит сразу надолго в воду. Постепенно увеличим время заплывов. Мушь – как ребенок – "ну мам, ну можно еще немножечко? Нет, я не устала, мне не холодно". Ей явно не хочется входить из воды, обратно на поводок. Ей бы поплавать вволю. Долго, далеко, на по кругу и по прямой....

Прошлись, обсохли и, пахнущие прудом, вернулись домой. Вон, спят. Бабулечки-лабрулечки.

 

11 июля. И снова осеннее лето...

Погодка, прямо скажем, не июльская, конечно... Однако, сидя дома, в уютной квартире, и попивая горячий чай с бальзамом, вспоминаю дела давно минувших дней...

Начало 2000-х. Тогда мы с дочкой – еще обладатели дачи, на которую мы даже ездили, и где проводили лето. Дача – совершенно советский вариант. Сортир – отдельная будочка с..., душ – летний, только с холодной водой. Чтоб помыться – надо нагреть кучу ковшичков, тазиков и пр. и тоже – в отдельной будочке. Домик без отопления, только обычные масляные нагреватели.

Такая же погода. Мы заряжаемся с дочкой кислородом и энергией перед началом общего учебного года. У дочки куча друзей, она носится по полдня по поселку, периодически забегая то снять куртку, то надеть резиновые сапоги, то переодеть джинсы, которые испачкались и промокли после очередного падения в канавку или лужу. Все это стирается, развешивается, но т.к. холодно и сыро – не сохнет подолгу. И вечером, когда идешь умываться-мыться с шаечками и леечками – ощущение промозглости и неуютности. Потом, чистая, бежишь через участок в дом, пить такой же горячий чай с шоколадными конфетами. А потом приходит подруга – покурить и просто поболтать... Девчонки – в сильно нагретой комнате – играют в свои игры. А мы – на террасе, в куртках и шерстяных носках. Дверь открыта, т.к. иначе не выветривается табачный дым. Там – настоящее северное лето (дача была на самом краю Московской области, ровно 100 км к северу). Но все равно – в этих холодных днях, когда вечером изо рта шел пар, а чай остывал за 10 минут, было что-то непередаваемое, такое уютное и родное... И – Танька. Коллега и подруга. Мы с ней не уставали друг от друга за 9 месяцев учебного года и влегкую проводили вместе почти все лето... Как и наши дочки, хотя и учились в разных классах. Моя Варька – на 2 года младше Татьяниной Янки...

И вот я смотрю в окно, на серое, совершенно не летнее низкое небо, на градусник, показывающий какие-то возмутительные 14 градусов и – вспоминаю те несколько лет. На даче.

 

17 июня. Бу-бу-бу…

Муха не совсем здорова. Мы долго и упорно лечим ее затяжной хронический цистит. А значит, с ней приходится выходить на прогулку чаще, чем обычно. Все это продолжается уже достаточно давно, частота выходов варьируется от 3 до 6 в день. Последнее время остановились на 3-4. Уже пора бы сократить до железных трех, т.к. в целом – ничего криминального уже нету. Но есть – привычка. У Мухи. Из серии – кто кого воспитывает. Мы собаку, или она – нас. Опять мы проигрываем в этой ролевой игре.

У нас ведь как. Утром собак выгуливаю я. Грэту и Муху – в парке, долго, со вкусом. Потом – по-быстрому хромоножку Дашку. И в принципе, до вечера, до выгула с мужем. Но ведь Мушь… Она просится. Просится совершенно четко и однозначно. Подходит, садиться рядом, и начинает «гукать». Сначала тихонечко, потом – чуть громче, а в конце – выдает чуть визгливый «ав!» Это значит, что пора идти на улицу и промедление смерти подобно. Это мы знаем уже давно, это проверено многолетней практикой и опытом. Ну, раз просишься – пошли. Надо – так надо. Через 2 часа после утреннего выгула и час после еды – ну, ладно.

Потом проходит еще время. Наступает вечер. Все дела переделаны, работа закончилась. Я сажусь за компьютер потупить на форумах и в фейсбуке. Рядом садится Мушь. И… Правильно, начинает «гукать». Я вздыхаю, надеваю штиблеты и вывожу собаку на третью прогулку в день. Естественно, Мушь честно делает все положенные дела – а вы покажите мне собаку, которую выведут на улицу, а она там не присядет даже? В общем, так продолжается неделю, другую, месяц. Потом я оказываюсь почему-то то ли занята, то ли с мокрой головой, и гулять по требованию приходится идти днем мужу. Мушь – озадачена. Вернувшийся муж – тоже. Говорит, что гонит Муха. Ничего ей не надо. Начинаю наблюдать и вычислять, когда случается это требование. И замечаю интересное!

Оказывается, Мухе совершенно необходимо, просто невозможно-больше-терпеть-ни-минуты, гулять именно тогда, когда я сажусь отдохнуть. Т.е. пока я бегаю по квартире с тряпками, воюю с готовкой или честно работаю, сея зерна английской грамматики в головы учеников, Муха спокойно спит себе. Или тоже учит неправильные глаголы под столом. Но стоит мне сесть с чашечкой перед монитором – оппа. Мухе надо. Прямщас. И я ведусь. И веду ее на прогулку. Неделю, другую, месяц… В общем, рефлекс закрепился за положенные 21 день. Мушь меня выдрессировала четко! Но на то у меня и дан человеческий мозг со способностью к а-логическому мышлению, б-к протестному движению и ломке стереотипов.

Первый бунт устроила вчера вечером. За час до обычной вечерней прогулки. Просто сказала – жди. Через час пойдет муж. Я – не пойду. У меня – ща урок будет. Железно. Мушь вздохнула и улеглась на коврике в коридоре с видом оскорбленной невинности. Разумеется, совершенно нормально дотерпела до дежурной прогулки. Второй заход – сейчас. Точнее, это уже вторая остановка по требованию за сегодня. Как раз – уроки закончились, отдыхаю. И – Муха тут как тут. «Ав!» А вот фигу! Не пойду. И точка. Гуляли 3 часа назад. Нечего обманывать! Встала и пошла за чаем. Демонстративно. Нагло. Это уже оказалось выше мухиных сил… Мама! Не ведется! И не подхватывается на улицу, подхватив поводок и пакетик! Мир рухнул… Бунт на корабле. Мушь улеглась рядом. Вроде, спит. Но так обиженно и сердито косит глазом – бу-бу-бу, вредина ты, мать… Стараюсь не угрызаться…

 

4 июня 2014. Мухе - 8 лет.

Я долго морально готовилась к этой дате. А учитывая все наши тонкости и проблемы – она меня не просто пугала, но и сильно настораживала. Как к этому относиться? Как воспринимать? Тем более, когда речь идет о собаке мечты, о любимой, идеальной, самой-самой-самой…


Что такое собачьи 8 лет для обычного собачника? Просто дата. И только для тех, кто варится в этой каше по самые уши, 8 лет означает переход в другое качество. Ветеран.


Каждый раз, когда я думаю об этом, меня охватывает какое-то двойственное чувство. С одной стороны, 8 лет – это мудрость, спокойствие, когда собака уже настолько твоя и настолько понятна, что не нужны никакие слова, никакие команды. Достаточно – взгляда. С другой – ветеран. Звучит как-то уж очень грустно. По-осеннему. А на дворе – начало лета. Как-то между собой оно не стыкуется. Иногда от этих мыслей делается просто страшно. Страшно до слез! Это значит, что ты уже больше не будешь юным шилопопым созданием, которое безумно несется за брошенным мячиком и подскакивает на высоту моего немаленького роста? Это значит, что ты не устраиваешь бешеных скачек по квартире после душа? И не играешь со всеми собаками во дворе?


Ну и что. Зато ты по-прежнему обожаешь лечь рядом со мной на подушку, прижаться спинкой, чтоб тебя обняли, сказать «Пуфффф» и сладко засопеть. Ты по-прежнему играешь в поводок на прогулке и зовешь меня его поотнимать. Правда, теперь тут же отдаешь, когда я отказываюсь играть в эти неприличные игры. Ты по-прежнему охотишься за всякой гадостью на земле – будь то витамин Г или какие-то только тебе ведомые корешки и травки. Ты по-прежнему «желудок с глазами» – за еду готова продать и отдать все, что у тебя есть. Ты даже по-прежнему на прогулке готова тянуть меня за собой в погоне за голубями и уточками. И это, ей богу, не может не радовать!  И я готова простить тебе все-все-все дурные привычки только ради того, чтоб ты виляла хвостом, глядя в глаза,  и ловила подброшенную в воздух вкусняшку.


8 лет… Так много и так возмутительно быстро. За эти годы ты успела вырасти из крохотного зубастого щенка в роскошную и умную собаку, пройти огонь, воду и медные трубы. Но – ни за что, никогда – не состариться. Повзрослеть – да. Войти в возраст мудрости и зрелости – да. Ни одного седого волоса. По-прежнему, несмотря ни на что, задорный взгляд. Ты по-прежнему приносишь мне колечко и просишь поиграть в «перетяжки». Правда, ты стала быстрее уставать от таких игр. Ты ложишься отдохнуть, и я обнимаю тебя за шею, утыкаюсь лицом в густую, жесткую, по-прежнему лоснящуюся шерсть цвета воронова крыла. Она почему-то пахнет морем, которое ты никогда не видела… У тебя твоя, ни на кого больше не похожая походка – чуть вперевалочку, как у накачанного спортсмена-культуриста. У тебя все тот же задорно-залихватский «гав!», когда ты «ловишь глюков» или просишься на улицу или поиграть.


Ветеран… Я не хочу загадывать, не хочу ничего планировать. Единственное, чего я больше всего на свете хочу, чтоб ты была здорова! Чтоб все наши хвори – остались позади. Чтоб ты радовала нас долго-долго, чтоб долго-долго оставалась «за старшую» в нашей стае. Да, только ты удостаиваешься этой чести, когда мы уходим. Ты – за старшую. Как самая покладистая, ответственная и… Одним словом, настоящий, идеальный лабрадор во плоти. И это все ты, моя самая любимая и дорогая собака Муха! Будь! Просто будь рядом, всегда – здоровая, задорная, наша – настоящая Муха.

 

5 мая 2014. Блондинка – дочь блондинки.

Сейчас у нас опять гости. На этот раз – дочка Ёлочка. Совершенно очаровательное создание, истинная дочь своей матери. Но если Грэта у нас – Принцесса-несмеяна и вообще считает себя этакой гламурной дамой полусвета, которая все делает с некоторой ленцой и одолжением, то Елка – сплошной позитив. Она всегда улыбается. Она всегда смотрит в глаза и ищет там поддержки, а также – внимания и любви. Она всегда виляет хвостом. Точнее, попой. Нет, все-таки всем телом. От плеча. По-лабрадорски. Она совершенно искренна и непосредственна.

Однако это не мешает Елке быть истинной блондинкой. И если Грэте, в общем-то, все пофиг, то Елке – внимание необходимо! Как воздух, как еда. Выражается это в банальной собачьей… ревности. Стоит кому-то из собак подойти, чтоб ее погладили – тут же появляется Елочка и маленькой мягкой мордочкой протискивается между соискателем и рукой. Мол, меня гладьте! Стоит кому-то из нас начать играть с кем-то из наших собак – появляется Елочка и втирается между – нет, со мной играйте!

Нет, она ничего такого себе не позволяет. Она по-прежнему улыбается, метет хвостом и всем своим видом выражает позитив, веселье и клоунский настрой (а уж то, что она клоун – можно не сомневаться). Однако по отношению к матери она может позволить себе некоторые вольности – оттолкнуть, пихнуть и вообще заявить: «Мамо, вас тут не стояло, и вообще – молодым везде у нас дорога». Как ни странно (хотя, не странно), мать обычно пожимает плечами и сваливает. Иногда отвечает дочери в том же духе: «Зеленая еще!» и начинается ретриверский расколбас. Лабры на это дело смотрят философски – и с высоты возраста, и с высоты социального статуса – ну что с ними поделаешь? Молодежь... Блондинки…

 

18 февраля 2014. …А теперь переходим к водным процедурам…

Как известно, ретриверы любят воду. Практически все без исключения. А исключения – они уже и не совсем ретриверы, ибо по породе – положено любить. Нравится-не нравится, а хотите быть ретривером – извольте.

Слава богу, мои – любят все. А уж сейчас водных процедур у них в избытке! На улице почти весенняя грязь и распутица, мыть собак приходится после каждой прогулки. Сказать, что мне это изрядно надоело, это, конечно, не сказать ничего. Но да что ж делать? Назвался груздем, как говорится… К тому же в данный момент у нас гостит Сенечка. Т.е. собак сейчас четыре. Это четыре помывки утром и ровно столько же вечером. Вечером – чуть проще. Муж гуляет, а я – мою. Утром – все в одни руки. Мои. Но не об этом речь. Просто сейчас обратила внимание, как по-разному они реагируют на этот процесс. Итак.

Даша. Даша спокойна и рассудительна. Она все делает по издавна отработанной схеме, точно придерживаясь традиций и установленных порядков. Ни шагу в сторону! Запрыгивать в ванну – только с правой ноги, выпрыгивать – только на расстеленное полотенце. Иначе – разрыв шаблона. В ванной Даша стоит не шевелясь. Держа прямо спину и чуть помахивая хвостом. Только пожевывания губами выдают некоторое напряжение. Подвинуть – невозможно. Стоит прочно и твердо. Как пуговица. Однако сегодня – система дала сбой на выходе. Даша забыла, как выпрыгивать. Ну, бывает. Возраст все-таки… Совершенно по-человечески одной рукой она оперлась мне о колено, второй – о край ванной и вылезла. Смутилась немного, дала вытереть лапы и отправилась спать.

Муха. Муха воду обожает! Всегда, везде, в любом количестве, качестве и свойстве. В ванну – с удовольствием. Запрыгивает с огромным запасом, размахивая хвостом. Тут же тычется носом в слив – пить. Пока ее моешь – она пьет, фыркает, лупит хвостом, вертится во все стороны в попытках поймать струю из душа, покопать слив и вообще – получить максимум удовольствия от процедуры. Периодически отряхивается. Да так, что забрызгивает и меня с ног до головы и всю ванну вместе с одеждой и полотенцами! Как только начинаешь вытирать – встает на задние лапы, поставив передние на раковину и, как в далеком детстве, старается ухватить из мыльницы кусочек душистого мыла. И еще – попить из крана. Потом, с таким же запасом, выпрыгивает на пол и плюхается на попу. Типа – а вот лапы вытирайте, как хотите! Я устала и мне надоело. Выйдя из ванной – шумно отряхивается, отфыркивается и плюхается под стол.

Грэта. Грэта настоящая блондинка и принцесса. Любое действие – это одолжение. Нууу, если вам так хочется – так и быть, я уж сделаю то, что вы просите… Но знайте, что мне очень неохота. И вообще, я так утомилась… Мытье – не исключение. Запрыгивать в ванну – вот еще! Энергию тратить. Надо поставить передние лапы, а потом – она напряжется и подтянет задние туда сама. Только вот попу все равно надо придержать, т.к. – лениво. В ванной Грэта стоит с видом ослика на заклании. Нет, она не против мытья. Но роль-то доиграть надо! Нос – нос непременно должен быть за пределами ванной, поэтому один бок – плотно прижат к краю. Вам надо – вы и думайте, как с этим справляться. Я не возражаю, но и помогать – не буду, как бы говорит Грэта. И мы ей как бы верим… Выпрыгивает она уже сама, спокойно дает себя вытереть. Вообще – весь ее вид изображает ленивую покорность.

Сеня. Сеня – мужик! Точнее, еще не мужик, а так, маленький кобелёныш. Он полон нерастраченной энергии и сил, желания угодить и чисто голденовской мягкости и нежности. Запрыгивать сам он пока боится. Но достаточно обозначить передние ноги на краю – как дальше он заячьим прыжком весь оказывается внутри. Мыть Сеньку – просто. Никаких проблем вообще. Он не дергается, не вертится, но и не упирается. Т.е. совершенный пластилин. Куда повернут – так и стоит. Только в глаза иногда заглядывает – и ресницами так «луп-луп». Вытираться – пожалуйста. Я еще вас в нос лизну при этом, можно? Отряхнется в конце и – прыжок на пол. Ура! Я на свободе! Где тут моя мамочка? Мать! Пошли играть!

 

2 декабря. Маленькая зарисовка на тему Мушь и дартс...

Сделав ремонт в маленькой комнате, вместо телевизора мы обзавелись дартс. Повесили мишень ровно там, где должен бы висеть зомбоящик. Весьма символично, на мой взгляд... Будучи косорукой, я в эти игры не играю. Единственная попытка закончилась тем, что все стрелки оказались на полу, между комодом и стеной. Однако муж и Мушь эту игру обожают! Каждый – по-своему. Муж, как нормальный человек, любит покидать в цель, сидя на диване и положив ногу на ногу. Мушь, решив, что ее чем-то обделили, пытается восстановить статус-кво попытками помешать мужу, поймать стрелочки, найти упавшие и заодно поприставать с требованиями поотнимать у нее колечко. Причем, все это одновременно. Падают у мужа стрелочки - крайне редко. А если и падают – то туда же, в закомодье. Муха это дело просекла. Но только наполовину. Место падения она не видит, но куда летит – заметила. Теперь ее интересует то, что НА комоде. Вдруг это оно? В общем, в тот момент, когда муж выдергивает из мишени стрелочки с целью поиграть, комната превращается в сцену. Театр двух актеров. Мужа и Муши. Я – в партере. В амфитеатре – утомленные девы-блондинки – Даша и Грэта. На лицах выражение "ах, ну нам бы ваши игры..." и так ручкой в сторону "подите прочь!".

29 ноября. Когнитивный диссонанс...

Любимая Мухина игрушка – колечко. Любимая, она же – единственная. По типу. Но не по количеству. Колечек мы имеем разных цветов и размеров – несколько. И игр – собственно, две. Первая – перетягивания. Игра специфичная. Пробовать не советую. Все равно проиграете. Вторая – проще и понятнее. Муха обожает ловить в прыжке подброшенное в воздухе кольцо. Вот и вчера в рамках вечернего расколбаса Мушь решила порезвиться. Притащила сначала одно колечко, потом – второе и давай мне их по очереди предлагать. А я – что я. Злыдня известная. Захапала оба, стою, жонглирую ими. Мушь – в праведном возмущении и желании играть. Но приходится ловить упавшее. Падает, отдать должное, часто. Заскучали обе. Беру оба колечка и – подбрасываю ей два сразу, мол – лови. И тут – Муха падает на попу, раскрывает рот и в полном недоумении смотрит на меня. Колечки, естественно, пролетают мимо. Собака даже не делает попытки их оба сразу поймать. В глазах выражение – надо видеть! Только что пальцем мне у виска не крутит. Совсем мать офигела... 

 

11 ноября 2013. Интерференция и конвергенция культур...

Муха вчера открыла купальный сезон. А уши сегодня потекли у Грэты...
К купальному сезону... Так получилось, что в этом году дамы не плавали... Сначала было банально страшно купать кого-либо, пока Грэтка кормила. Потом не было времени куда-то поехать. А потом зацвел пруд. В общем, без водных процедур. Мушь решила, что это несправедливо. Ну, я даже готова с ней согласиться. Но согласиться - не значит жениться. Мушь решила по-своему. Вчера идем с прогулки. Даша, как обычно, где-то в своих мечтах - болтается на поводке то чуть впереди, то чуть сзади. Мушь бдит вокруг глазами, где бы чего бы захомячить или куда бы такое побежать. О! Увидела голубей на дорожке. Схватила поводок и понеслась поднимать. Голуби улетели, Мушь огляделась, увидела внизу пруд. Оно! Недолго думая, подхватила опять же поводок и ринулась вниз. А там еще и уточки... В общем, выкупалась от души...

 

назад :: в начало